Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

With pipe

Продолжим. Теперь вспомню про книги, в которых СССР выглядит именно таким, каким запомнился мне

Напомню, и тут я говорю только про 80-е годы – я был там, я видел, я помню.
Опять же – всё это хорошо написанные книжки, которые читаются и перечитываются с удовольствием.

Владислав Крапивин «Всадники со станции Роса»
Директор пионерлагеря зачитывает при всех не понравившееся ему письмо одного из пионеров, тот в ответ припечатывает, что читать чужие письма – подлость, и уходит из лагеря. Вдогонку за ним директор отправляет своих «силовиков» – сперва физрука, потом «мушкетеров» из старшего отряда… Крапивин великолепный автор, и его обостренное чувство справедливости позволяет ему писать о детях, и казалось бы для детей, так, что захватывает дух и у взрослых. Общий настрой «прогнило что-то в датском королевстве…» и памятное ощущение, что гниль потихоньку проникает повсюду, и пионеры легко перенимают грязнейший взрослый цинизм, передан очень точно.

Юрий Козлов «Имущество движимое и недвижимое»
Последние дни перед выпуском трех умных и внешне благополучных десятиклассников. Густая атмосфера застойных времен в соответствующем окружении: потерявшиеся в реальности работяги-родители, довольные жизнью фарцовщики и сосед-хулиган, перековывающийся в начинающего фашиста. Поиски себя, книги, вино, секс без любви, уличный мордобой, джинсы-самостроки и прочее. Удивительно точный слепок времени и проблем того возраста, воспринимавшийся тогда на уровне «Вот просто как про меня»))

Юрий Поляков «Апофегей»
Номенклатурная карьера «героя рабочего класса», ломающая ему жизнь. Про внутреннюю райкомовскую кухню лично разумеется не знаю, но множество точных бытовых и социумных реалий позднесоветского периода совпадают с виденным.

Леонид Бородин «Расставание»
Портрет советской интеллигенции в минорных тонах. Вялая фронда и поиски денег, выпивка и бесконечные разговоры, неспособность разобраться с личными отношениями и, наконец, банальное неумение держать слово. Разумеется, я немало видел и других, но и таких – хватало.

Леонид Бородин «Женщина в море»
Приморский городок, еще неназываемая этим словом местная мафия, уже сформированные брежневский застоем люди новой циничнейшей формации, которые выйдут на первый план в девяностые… И в центре водоворота криминальной интриги – офигевающий от происходящего вокруг человек с твердыми моральными принципами.

P.S. Как и в случае с фильмами можно многое вспомнить и добавить.
Например, я бы упомянул популярные повесть и фильм «из жизни неформалов» «Авария – дочь мента», однако тут опять не могу ничего подтвердить личным опытом.
В начале девяностых я прогуливался по Москве в волосато-джинсовом виде, но уже ни люберов, ни агрессивных мажоров не наблюдал, да и металлисты ходили не то чтобы прям толпами, и никакого противостояния сам не видел. А в тот раз, когда мне пришлось давать отпор именно из-за моего неформального облика (по такой экзотической причине – единственный раз), агрессорами выступали не любера, а пара бритоголовых людей в чёрном, видимо полагавших себя скинхедами. (Нет, у них ничего не получилось, физподготовка не та ;-))
With pipe

Кино про СССР, каким он был на самом деле

Точнее про 80-е годы, которые я застал, видел и хорошо запомнил.
Разумеется, я говорю про кино интересно снятое, на которое не жаль потратить время. То есть речь идет не только о безупречно точно воспроизведенных узнаваемых ситуациях, типажах и приметах времени. Ибо под маской «перестроечного» и «проблемного» было выпущено масса проходного кино. Я же буду перечислять действительно как минимум неплохо сделанные фильмы.
«Чучело» (1983). Всем известное кино, но оттого не менее точное. Советская школа и травля в советской школе без прикрас.
«Соблазн» (1987). Велик, ага, как раз соблазн, говоря о советском человеке, покидающем детство, упомянуть остропопулярного, но по сути не особо конфликтного, а скорее ироничного «Курьера» Шахназарова. Но нет, именно «Соблазн», который изначально хотела ставить Динара Асанова, наиболее ярко говорит про всё больное в то время и в том возрасте – первая любовь на фоне социального расслоения и повадок деток советской номенклатуры.
«Белый Бим Чёрное Ухо» (1976). Великое мастерство – через историю собаки дать правдивый срез слоёв жителей советского мегаполиса.
«Маленькая Вера» (1988). Советская провинция как она есть, с соответствующими типажами.
«Окно в Париж» (1993). Фантастическое допущение здесь не главное, запоминаются рельефно, во всей красе поданные нравы семейки люмпенов, в отличие от той же старавшейся не светиться совпартноменклатуры, вслух и громко полагавших себя в СССР «самыми главными». Блистательная комедия.

P.S. Список можно продолжать и дальше, скажем, упомянув по-хорошему злой фильм о советских детях в большом спорте «Куколка», но об этой сфере сведений из первых рук у меня нет.
With pipe

Музыкальный намёк, карета и автомобиль. В разговоре про «Свой среди чужих, чужой среди своих»

сформулировали.

- …Главная музыкальная тема Артемьева там замечательная.
- Да, и совершенно обреченная по сути своей… эта безнадежная труба…
- Ещё бы: все герои там в финале такие радостные-счастливые победители, но мы-то понимаем, что впереди тридцатые годы и предсказать судьбу этих бравых красных командиров совсем нетрудно.
- Да, сказать об этом иначе было бы сложно. Но музыкальный намёк получился просто отличный.
- Плюс там же в конце происходящее чередуется с ретроспекцией в прошлое, как они лихо карету под откос пускали, а потом – раз! – и уже кадр их брошенного автомобиля, пустого и с распахнутыми дверцами. Очень интересное впечатление чередование этих кадров производит. Даже если задумывалось иначе и чисто случайно получилось…

With pipe

К 22 июня это полезно перечитывать...

...чтоб не возникало навязших в зубах вопросов "Как же так в 41 году случилось?" и "По чьей вине?".

Георгий Мирский. Сталинские командиры

Ордена недаром нам страна вручила,
Знает это каждый наш боец,
Мы готовы к бою, товарищ Ворошилов,
Мы готовы к бою, Сталин–наш отец.
В бой за родину, в бой за Сталина,
За него сумеем постоять,
Кони сытые бьют копытами,
По руке у шашки рукоять.

Эту песню я пел 1 мая 1941 года вместе с седьмым классом на демонстрации.
И вот сейчас, спустя 74 года, приближается страшная годовщина – 22 июня. Я, помнящий весь этот день так, как будто это было вчера, вспоминаю сегодня не только тех бойцов и командиров, кто воевал, погиб или выжил, но и тех, кто не успел принять участие в защите своей страны. Не успел. А почему?
Мне довелось видеть некоторых командиров Красной Армии того, предвоенного периода. Два моих близких родственника были ветеранами. Дядя Петя в юности был в отряде красных партизан на Украине, а дядя Эрнест был рядовым красноармейцем, участником польского похода 1920 года. Каждому из них удалось сохранить связи с несколькими однополчанами, которые изредка бывали у них дома. Зная, что я, десятилетний мальчик, очень интересуюсь гражданской войной и вообще военными проблемами, каждый из них по одному или по два раза приглашал меня на эти встречи. Там собиралось по пять–шесть человек. Их лица до сих пор у меня перед глазами, может быть потому, что я впивался в них взглядом, видел в них героев, предмет для подражания. Ведь я, как и все мальчишки, мечтал участвовать в будущей неминуемой великой и последней войне, которая будет и мировой революцией.
Да, я помню их, еще молодых, лет под сорок, веселых, бодрых. Все разговоры вертелись только вокруг двух тем: воспоминаний о «боях и походах» и неизбежной войне с фашистской Германией и с японскими самураями. Вся жизнь этих людей была полностью связана с Красной Армией. Из рядовых бойцов они, продвигаясь по карьерной лестнице, прошли почти за двадцать лет путь до должностей, впоследствии соответствовавших званиям майора, подполковника, полковника (тогда звания только еще вводились). Погон не было, помню шпалы и ромбы. Collapse )
With pipe

Антон ФАРБ ИСТОРИЯ ИЗРАИЛЬСКОГО РУКОПАШНОГО БОЯ - часть 1

В течение последних тридцати лет все большую популярность в мире приобретают системы самозащиты и рукопашного боя израильского происхождения. Потеснив на рынке боевых искусств традиционные системы с тысячелетней историей и не дав толком развиться многочисленным авторским системам-новоделам, израильский рукопашный бой (более известный как крав-мага или КАПАП) стремительно завоевывает позиции более чем в пятидесяти странах на всех континентах планеты Земля. На сегодняшний день количество людей, занимающихся израильским РБ, уже давно перевалило за миллион. Многие выдающиеся мастера каратэ, дзюдо, муай-тай, бразильского джиу-джитсу и самбо отдают дань уважения израильскому РБ, пропагандируя его как оптимальное средство самозащиты для неподготовленного человека и как набор полезных знаний и привычек для профессионального спортсмена-единоборца.
Успех израильского РБ его адепты объясняют высокой востребованностью современных, реалистичных прикладных систем выживания в сегодняшнем мире, и репутацией израильской армии и спецназа как самых боеспособных военных соединений в мире. Недоброжелатели и конкуренты причиной столь высокой популярности считают удачную маркетинговую политику многочисленных федераций и откровенно коммерческий подход к преподаванию, иногда даже в ущерб качеству.
Целью данной статьи не является рекламирование израильских систем рукопашного боя или полемизирование с их основными постулатами и принципами. Мы попытаемся отыскать корни того, что сегодня известно под названиями крав-мага, КАПАП, ЛОТАР, Крав-Маген, Хашита, Гисардут или хагана ацмит, проследить историю их создания и разобраться в их отличиях и сходствах.
При этом следует помнить, что израильский рукопашный бой изначально был всего лишь одной из составляющих того, что по-английски называется CQC – Close Quarters Combat – системы ближнего боя, включавшей в себя еще и приемы стрельбы, владения холодным оружием, тактики партизанской войны и антитеррористических операций.
Но прежде чем приступить к собственно предмету исследования статьи, следует коротко описать историческую обстановку, на фоне которой родился феномен, известный как израильский рукопашный бой.
Collapse )
Ronin

"Король Артур с друзьями за круглым столом Прилежно стучат в домино..." (с)

Или вот, трейлером навеяло...

"Я - Артур, в законе вор,
Сам себе я прокурор,
Ланселот мне друг, сестра - Джиневра,
А братишкою - прибой,
Камелот - мой дом родной..."
(А судьба его - Одесса-мама, разумеется)))))


With pipe

Николай Гумилев. 130 лет со дня рождения

Одна из самых блистательных сверхчеловеческих фигур русской поэзии.



Заблудившийся трамвай

Шел я по улице незнакомой
И вдруг услышал вороний грай,
И звоны лютни, и дальние громы,
Передо мною летел трамвай.

Как я вскочил на его подножку,
Было загадкою для меня,
В воздухе огненную дорожку
Он оставлял и при свете дня.

Мчался он бурей темной, крылатой,
Он заблудился в бездне времен…
Остановите, вагоновожатый,
Остановите сейчас вагон.

Поздно. Уж мы обогнули стену,
Мы проскочили сквозь рощу пальм,
Через Неву, через Нил и Сену
Мы прогремели по трем мостам.

И, промелькнув у оконной рамы,
Бросил нам вслед пытливый взгляд
Нищий старик, — конечно тот самый,
Что умер в Бейруте год назад.

Где я? Так томно и так тревожно
Сердце мое стучит в ответ:
Видишь вокзал, на котором можно
В Индию Духа купить билет?

Вывеска… кровью налитые буквы
Гласят — зеленная, — знаю, тут
Вместо капусты и вместо брюквы
Мертвые головы продают.

В красной рубашке, с лицом, как вымя,
Голову срезал палач и мне,
Она лежала вместе с другими
Здесь, в ящике скользком, на самом дне.

А в переулке забор дощатый,
Дом в три окна и серый газон…
Остановите, вагоновожатый,
Остановите сейчас вагон!

Машенька, ты здесь жила и пела,
Мне, жениху, ковер ткала,
Где же теперь твой голос и тело,
Может ли быть, что ты умерла!

Как ты стонала в своей светлице,
Я же с напудренною косой
Шел представляться Императрице
И не увиделся вновь с тобой.

Понял теперь я: наша свобода
Только оттуда бьющий свет,
Люди и тени стоят у входа
В зоологический сад планет.

И сразу ветер знакомый и сладкий,
И за мостом летит на меня
Всадника длань в железной перчатке
И два копыта его коня.

Верной твердынею православья
Врезан Исакий в вышине,
Там отслужу молебен о здравьи
Машеньки и панихиду по мне.

И всё ж навеки сердце угрюмо,
И трудно дышать, и больно жить…
Машенька, я никогда не думал,
Что можно так любить и грустить.

29-30 декабря 1919 года
Collapse )
With pipe

Сладостная советская юность

Лично коснувшиеся темы не отпускают.
В одном из обсуждений советского прошлого дали ссылочку на прекрасную статью о советской массовой молодежной преступности.

В тексте под катом отрывки и ссылки на другие материалы, речь не только о Казани, и не про 90-е, а про 70-80-е годы.

Источник: http://www.stena.ee/blog/kazanskij-fenomen-molodezhnoj-prestupnosti-strashnye-igry-molodyh-dok-film

Collapse )