Вадим Попов / Ronin Skorokot (ro_nin) wrote,
Вадим Попов / Ronin Skorokot
ro_nin

Categories:

«Звёзды кормят тьму» (1)

В этом году в январе я не выкладывал здесь традиционный деньрожденный подарок от меня читателям.
Исправляю.
Рассказ выходил бонусом к роману «Шаман. Орбитальный драйв» в электронном издании на сайте «Миры Андрея Круза».
Фантастика, экшн, щепотка мистики. Полицейского в отставке внезапно настигает прошлое, заставляя сделать непростой выбор.
Читать можно здесь: http://samlib.ru/editors/p/popow_w_g/zvezdy.shtml

3

Не мучайся вопросами,
Ты знаешь почему
Судьба играет белыми,
А звёзды кормят тьму...
"Валькирии Вавилона", с альбома "Мадонна самоубийц"


1
Худого мальчишку с холодными глазами в проеме двери Егор узнал сразу.
Клинок в ножнах, пристегнутый к правой икре под светлыми летними брюками Егора был почти невесом и обладал идеальными пропорциями узкой серебряной рыбы. С оружием он испытывал чувство обманчивого спокойствия, но не позволял этому чувству взять верх и убаюкать себя.
Происходящее нравилось ему всё меньше.
Полчаса назад он оставил жену и дочь с её мужем в отеле. Всем троим безумно хотелось посидеть за ужином, за бокалом вина аплодируя турскерам-факирам, огненным фокусам ирканской труппы, и конечно же клоунам, акробатам и прочему трудовому цирковому народу, в выступлениях которых реальность была совершенно незаметно сплавлена с моднейшими виртуальными трюками, когда клоуны на глазах покрывались шерстью и превращались в беснующихся павианов, а исполняющие канкан танцовщицы запросто отращивали по дополнительной паре ног.
Егору же просто хотелось брести по пляжу, чувствуя кожей ступней прохладный песок. Потом не складывая, комом, запихнуть одежду в автоматическую камеру хранения, войти в прибой и плыть по ночному морю. То отдыхать на воде, глядя на незнакомый рисунок звездного неба, то снова плыть и плыть, наслаждаясь несколькими часами полного одиночества. Жена никогда не спрашивала его, зачем ему эти ночные заплывы. Жена полицейского приучена не задавать много вопросов.
Зачем же он тогда надел кроссовки вместо пляжных сандалет? Он размышлял над этой загадкой, пока спускался по лестнице отеля в холл, где его окликнул портье за стойкой и передал записку. И тогда всё стало на свои места, в том числе и удобные кроссовки для вечерней прогулки.

2
Солнце заглядывало через стеклянные двери в холл, поджигало темно-вишневую ковровую дорожку и падало в море, обещая бесконечно длинный отпускной вечер и незабываемый закат. Он вышел на крыльцо отеля, с улыбкой помахал рукой сидевшим на веранде жене, дочке и её блондинистому Люку.
Егор прошел мимо зеркальной витрины, за которой хохотали, собираясь домой, молоденькие смуглые продавщицы. Ему кивнули, он мягко улыбнулся девушкам, взгляд сам собой скользнул по зеркальной витрине, и он поймал себя на том, что машинально проверился - хвоста не было.

3
Нож с узким рыбьим лезвием он купил в магазинчике для подводной охоты, притулившимся между корпусами отелей на второй линии. Продавец долго расхваливал сверхлегкую марку сталепласта и напирал на то, что затупиться клинок просто не способен. "Мне это шило на один вечер, друг", - подумал Егор, выбрал комплект ремней для закрепления ножен на любой части тела и расплатился.
Выйдя на бульвар, Егор на ходу любовался аллеей ровно подстриженных деревьев и размышлял о бластерах. Бластер шумный. Даже для покупки гражданской модели придется предъявлять чип удостоверения личности...
С ножом всё проще. Пусть будет нож.

4
Карту на инфобраслете он посмотрел раньше, пока продавец в магазине отсчитывал ему сдачу. Это был дешевый отель черт-знает-какой линии, бетонное чудище на несколько тысяч номеров с небольшим огороженным квадратом собственной территории.
Восставший из мертвых коп внутри Егора быстро прикинул план местности, отметил единственные ворота на территорию отеля и тут же "срисовал" не вписывавшегося в картину ленивого курортного вечера человека снаружи, на скамейке напротив входа. Парень со скучным лицом был одет поверх белой несвежей футболки в мятый пиджак, совершенно не вязавшийся с белыми шортами и сандалетами на босу ногу. Эта задачка решалась просто - в жару пиджак не снимает тот, у кого есть что-то под пиджаком. Несмотря на нарочито расслабленную позу, от парня в пиджаке исходила волна напряженной сосредоточенности.
Егор расслабленным шагом курортника прошел в ворота и поднялся по ступенькам на крыльцо одного из подъездов отеля. В отличие от парня на скамейке, вид у Егора был самый пляжный и расслабленный, и охранник на первом этаже даже не обратил на него внимания. "Будь этот курорт подороже - здесь бы стоял кибер. Хотя и тут на первой линии у моря отели охраняют лучше. Поблагодарим же небеса, что этого не случилось".
Бросив взгляд в сторону лифта, Егор поднялся по лестнице на третий этаж, нашел дверь с нужным номером. Дверь была надежная, с несколькими замками: просто так не выбить и без спецснаряжения шума будет - всё курортное побережье сбежится. Приятно видеть, когда люди всё делают правильно. Егор постучал как просили в записке: удар, пауза, два удара, пауза, еще удар.
Он вошел в номер словно в полусне. Несколько фраз на листке бумаги пробудили прошлое.
И теперь Егор вспоминал то, что надеялся забыть навсегда. Он вспоминал Ленту-5.

5
...Порой для того чтобы узнать, что дела твои плохи достаточно простой интуиции. Ощущение того, что жизнь готова выйти из привычной колеи и свернуть в совершенно неподходящую сторону пришло к Егору ночью. В муторном утреннем полусне он слышал человеческие крики и лязг железа за окном. Пару раз взвизгнул бластер, а потом к ночной симфонии присоединились полицейские сирены. Силовое поле на ночь прикрывало пять нижних этажей кондоминиума, но свойствами звукоизоляции не обладало.
Когда в семь утра инфобраслет разразился назойливым пиликаньем, Егор подошел к окну и поднял жалюзи. На грязной мостовой заляпанной темными пятнами и усеянной обрывками тряпья бродил одинокий щуплый полицейский. Егор подумал, что наверное ночью у него под окнами убили беженца... а может беженцы убили и ограбили неосторожного ночного прохожего. Пока криминальные сводки по Сайнттауну не были засекречены даже для рядового состава полицейских частей, он не раз читал о случаях обоего рода.
Егор привычно коснулся пустого безымянного пальца и ощутил след от кольца, похожий на заросший рубец.
Из полной вчерашних окурков пепельницы на подоконнике тянуло холодной табачной вонью. Егор опорожнил пепельницу в мусорное ведро, кинул её в раковину на кухне и прошлепал в ванную.
Делать зарядку не хотелось. Он лениво отжался двадцать раз, постоял, глядя на свое отражение в мутном зеркале на стене, и пошел варить кофе. На кухне включил объемник. Длинноволосый мужчина с круглым благообразным лицом вещал нечто на тему духовности и нестяжательства. Мелкие кубики в нижней части объемного изображения медленно поворачивались, демонстрируя на каждой из граней происходящее на других каналах. Егор почувствовал приближение головной боли и выключил объемник. Достал из холодильной машины пару кусочков льда и кинул в прозрачную кружку. Вылил на лед немного виски из квадратной бутылки на столе. Залил лед и алкоголь едва переставшим кипеть кофе. С кружкой в руке подошел к окну. Полицейский исчез. С кровью на мостовой сражалась небольшая машина-дворник.
Отхлебывая кофе, Егор прошел в ванную и побрился. Потом вернулся в комнату, медленно влез в форму, проверил бластер и убрал в кобуру. Нехотя нахлобучил берет с эмблемой полицейского департамента и посмотрел на себя в зеркало.
Внезапно с тяжестью боксерского удара накатило воспоминание о совершенно взрослых аргументах дочери, спокойно и без жестикуляции излагавшей, не тараторившей запаленной детской скороговоркой, а именно размеренно излагавшей свои соображения в ту бесконечно долгую ночь, когда они втроем должны были принять решение. Дочь говорила, фоном для ее серьезного двенадцатилетнего лица служила спина жены, упорно смотревшей в окно. За окном медленно падал снег.
"...буду заниматься на этой захолустной планете? Какие вузы, пап? Ты о чем? В одном ходят в черном и на мужчин нельзя глаза поднимать, а в другом - юбки до пола и день с молитвы начинается и молитвой заканчивается... Да не в вере дело! И не в твоей работе! Да бандиты они, твои орденские! Туда попадешь - уже не вырвешься... Я понимаю, что твоя работа...".
- Хорошо бы что-то изменилось... - сказал Егор своему бледному отражению с мешками под глазами. Он просунул пальцы между пуговиц форменного кителя и ощутил колкую твердость нательного крестика. - Что-то должно измениться.

6
Цугцванг. Когда-то в прошлой жизни он поигрывал в шахматы, и теперь этот термин всплыл у Егора в голове в самый неподходящий момент, в темном вонючем дворе в сердце трущоб Сайнттауна. В момент, когда смерть в упор смотрела на него из дула бластера в руке того, кто в следующее мгновенье, не задумываясь и не сомневаясь, нажмет спуск. "Вот значит, что должно сегодня измениться... Вот здесь я сдохну.... На этой помойке...". Егор знал, что сейчас попытается прыгнуть и забрать с собой хотя бы одного урода. И что на этом его жизнь и закончится. Его не слишком удачная жизнь... Или можно покорно стоять, дожидаясь момента, когда его оппоненты, вдоволь насладившись ощущением от созерцания безоружного полицейского по ту сторону ствола в руке, вышибут ему мозги. Или растянут удовольствие и сперва прострелят ему колени?
Цугцванг. Любой ход игрока ведёт к ухудшению его позиции. Как, впрочем, и бездействие.
Егор перестал обращать внимание на произносившиеся в его адрес, сочащиеся ленивым презрением слова, медленно набрал в легкие воздух и так же медленно выдохнул, расслабил плечи и едва заметно согнул колени...
...Всё началось, когда до конца дежурства Егору оставалось часа полтора.
Сначала возникло знакомое ощущение слежки. Он почувствовал что-то неладное спиной, когда в обеденный перерыв вылез из флаера у кафетерия рядом с полицейским участком. Посмотрел в отражение давно немытой витрины на поток машин и флаеров за спиной, вгляделся в лица прохожих на тротуаре... Ленивой походкой поднялся по выщербленным ступенькам, не спуская глаз с зеркальной стены по ту сторону прилавка, взял кофе с парой чахлых бутербродов... Уселся на продавленный диванчик возле стены, кинул на клеенчатую спинку берет и принялся пить кофе, незаметно косясь на улицу...
Ничего. И никого.
Но тревожное ощущение слежки не отпускало. Не отпускало вплоть до того момента, когда Егор поехал на очередной вызов.

7
У плохого полицейского главный враг - начальство. У хорошего полицейского их толпа, что при отсутствии везения не отменяет и затесавшегося в эту толпу начальника.
Егор так никогда и не узнал, кто же его подставил. Во всяком случае, по наемникам, ждавшим по адресу ложного вызова, определить это было невозможно. Судя по опыту и акценту, они были из эмигрантов, прибывших на Ленту-5 по приглашению ордена Креста и Полумесяца. Эмигрантов небогатых - вместо молекулярных масок их лица были замотаны тряпьем, а среди разномастного оружия были гражданский станнер и даже древний огнестрельный дробовик. Однако это не были новички, за неимением работы взявшиеся за стволы. Больно уж ловко всё обставили.
Доисторический продуктовый фургон весь в разводах ржавчины моментально заткнул въезд в безлюдный двор-колодец между четырьмя ветхими многоэтажками. Когда на панели флаера вспыхнул датчик, подавая сигнал о том, что в данной точке активирован "колокол тишины", первая мысль Егора была о вертикальном взлете, но трехмерный локатор четко отражал густую беспорядочную паутину проводов, тянущихся с крыши на крышу. Очевидным обратным ходом получится быстрей. Он резко крутанул руль, но в заваленном разномастным мусором от обломков мебели до обгорелых остовов флаеров и автомобилей дворе развернуться было непросто. А потом резко хлопнул пневматический гранатомет, но вместо взрыва о корпус звонко застучали кругляши магнитных мин.
Повинуясь выразительному глумливому жесту наемника с пультом дистанционного управления в руке, Егор откинул колпак полицейского флаера и медленно вышел наружу, держа кисти обеих рук на фоне плеч и размышляя о кобуре с бластером на бедре, толку от которого ждать не приходилось.
Одно нажатие кнопки на пульте в чужих руках, и он вместе с флаером превратится в жаркое. Этих придурков конечно тоже слегка приласкает взрывной волной, но ему-то придется куда хуже. Еще в голову успела прийти глупая мысль о том, что на планетах побогаче полицейские ходят в силовой броне, которая дает в таких безвыходных ситуациях куда больше шансов, чем надетый на него сейчас стандартный бронежилет патрульного со сталепластовыми вставками. Еще один повелительный жест - и он двумя пальцами вытянул бластер из кобуры и бросил на сиденье флаера.
Теперь оставалось только одно...
Прежде чем он прыгнул на ближайшего урода, наметанный глаз отследил за спиной одного из налетчиков едва заметное движение воздуха. Из прошлой жизни Егора услужливо всплыл термин "колебание пустоты" - эффект, сопровождающий применение голографического камуфляжа. Почти невидимая, словно отлитая из прозрачнейшего стекла, фигура скользнула к главарю с пультом...
Никто из наемников даже не успел выстрелить. Несколько ударов. Звуки падающих тел. Всхлип, издаваемый человеком, который стоя на коленях, сплёвывает кровь.
Отключив камуфляж, двое в комбинезонах цвета хаки обернулись к Егору.
Рыжий громила с улыбкой сказал:
- Надеюсь, у тебя с собой есть запас наручников, полицейский.
А скуластая брюнетка кивнула, будто старому знакомому, и негромко произнесла слова пароля.

8
Вторая половина дня слилась для Егора в одну непрерывную круговерть.
Сначала он оформил едва пришедших в себя налетчиков в участке. На захлебывающихся преступностью улицах Сайнта удивить полицейского чем-либо давно уже было делом сложным. Поэтому когда он в два приема выгрузил из флаера и втащил в участок с трудом переставлявших ноги и еще слабо осознававших происходящее наемников, он удостоился лишь пары взглядов коллег, да уважительного кивка новичка, имени которого не помнил.
Егор запихивал задержанных в клетку и диктовал компьютеру рапорт, а в голове крутилось единственное слово...
Ярра.
И накрепко затверженный пароль, который он помнил всегда, не веря, что он ему когда-нибудь пригодится...
Потом он обедал, снова патрулировал негостеприимные закоулки "свободных кварталов", крепко поминая приболевшего напарника, и снова думал о Ярре и ярранцах.
После того как смена закончилась, Егор поехал на другой конец города и нашел маленькую кофейню на четыре столика, где не бывал раньше. Там его поджидала уже знакомая парочка, сменившая диверс-доспехи на джинсы и куртки. Рыжий здоровяк кивнул ему и коснулся запястья, включая "колокол тишины".
- Через улицу отсюда начинается орденский квартал. - Сказал Егор вместо приветствия, когда подсел к ним. - Не боитесь?
Брюнетка усмехнулась.
- Не боимся чего? Что тебя арестуют как ярранского агента? Так это вряд ли, прикрытие у тебя отличное, полицейский.
Последнее слово она произнесла с явной насмешкой.
- А вообще самым лучшим для нас всех будет взаимовыгодное сотрудничество, - миролюбивым басом пророкотал рыжий.
- Взаимовыгодное, значит... - туманно протянул Егор. - И как же оно будет выглядеть?.. Деньги в этой дыре для меня не очень много значат.
Девушка пожала не по-женски мускулистыми плечами.
- Ты нам помогаешь найти хакера, который умеет держать язык за зубами. А мы помогаем тебе убраться из этой, как ты её точно назвал, дыры, и находим способ сделать так, чтобы ты смог воссоединиться с семьей и спокойно жить дальше. - Видя, как Егор уже открывает рот, чтобы возразить, брюнетка добавила: - Мы в курсе твоего орденского прошлого. Мы придумаем, как его обойти.
Егор не был уверен, что сможет не вставая застрелить обоих, но прикинув вероятность успеха, подумал, что попробовать стоило.
- Какое-то совершенно безумное предложение, - проговорил полицейский как можно более равнодушным тоном. - Так говорят о вещах, которые не собираются выполнять.
- Почему?
- Потому что того, кому это обещают, собираются использовать и выкинуть. Из бластера в затылок - и жареная голова.
Егор красноречиво махнул кистью руки в сторону. Если бы хоть один из них дернулся, рука Егора отработанным движением упала бы вниз. На правое бедро. На торчащую из заблаговременно расстегнутой кобуры рукоятку укороченного полицейского бластера. Он бы застрелил обоих, не вынимая оружия из-под стола.
Однако парочка оставалась совершенно спокойной. Они лишь лениво переглянулись.
- Значит совершенно не шпионское предложение? - чуть насмешливо спросила брюнетка.
Егор едва заметно покачал головой.
- Приятно иметь дело с умным человеком, - сказал рыжий. - Потому что мы, в общем-то, и не шпионы.
- А точнее - не ярранские агенты. - Не переставая улыбаться, произнесла девушка.
- И на кого же вы работаете? - тихо спросил Егор. Его подозрения разыгрались с новой силой. - Гражданские не носят диверс-доспехов.
- Как всякие люди обладающие умом, - здоровяк выразительно постучал согнутым пальцем по виску, - на самих себя.
Брюнетка поставила локти на столешницу, переплела пальцы, подалась вперед и заговорила, медленно подбирая слова. Егор машинально отметил, как ткань блузки обрисовала грудь собеседницы.
- Сестра нашего друга попала в беду, Егор. Здесь, в этой дыре. И мы хотим вытащить ее отсюда. С планеты. И мы это сделаем, можешь поверить. Но для этого нам нужен первоклассный хакер. Кто-то кто умеет взламывать почтовые сервера, охранные системы и всё такое прочее... и при этом не ошибается. И мы знаем, что ты можешь достать нам такого спеца. Найдешь - полетишь с нами.
Егор кивнул.
- Откровенность как метод расположить к себе вам очень идет.
Девушка мотнула головой.
- Это не уговоры, отослать куда надо доказательства твоей вербовки ярранцами - пара пустяков. Но я не на службе, и я не из безопасников. Я солдат, я не люблю грязных игр. И я читала твое досье. Я не хочу тебя шантажировать. Я прошу тебя помочь нам.
- Скрывать не станем - если придется пострелять, лишний ствол на нашей стороне в тягость не будет, - сказал рыжий. - Но когда выберемся, я тебя с твоими сам отвезу на планету, где никто не станет пенять тебе твоим орденским прошлым. Мы сами оттуда и для тебя место найдется.
- Если выберемся. - Уточнил Егор.
Оба согласно кивнули.
- Да. Если выберемся.

9
Они опоздали.
Предчувствие второй раз за день кольнуло Егора когда он увидел поднимающийся из-за домов столб черного дыма. А когда они свернули из переулка и уперлись в двойную цепь военных в силовой броне, окрашенной в цвета ордена, он негромко выматерился сквозь зубы. За оцеплением вокруг стен невысокого школьного особняка шумела, перекликалась и завывала толпа.
Они развернулись, зашли за угол, Егор вошел с инфобраслета в полицейскую сеть Сайнттауна, пробежал по списку городских районов и скривился.
- Что там? - не показывая нетерпения, спросила Нинель.
- Официально - санкционированный митинг в защиту прав верующих.
- А неофициально?..
- Это последняя светская школа в городе. Учителя... да и директор, отказываются от введения религиозных дисциплин. Частная школа и формально навязать им изучение священных текстов и молитв не имеют права, но... Не они первые... но они последние. Сценарий стандартный. Сначала им угрожают. Кого-то поколотят. Полиции запрещено вмешиваться, все религиозные конфликты находятся в юрисдикции ордена. Родителям угрожают, те переводят детей в другие школы. У учителей конфискуют любое оружие самообороны. Сегодня всё закончится... как это было с другими школами.
- И что же будет? - спросил Аккер недоверчиво.
Егор пожал плечами.
- На митинг привезли орденскую молодежь. Оцепление вы сами видели - кого попало не пропустят. Митинг закончится провокацией... Ну или скажут что была провокация. Всё организовано. Орденское оцепление "не смогло сдержать праведный гнев народа". И школу разгромят.
Нинель выглядела растерянной.
- Но... Сейчас же день... Учебное время... там же дети...
Егор кивнул.
- Да. Будут жертвы, которые спишут на происки "атеистически настроенных отщепенцев, не желающих процветания нашей богоспасаемой планеты". Родителей, не забравших детей в другие школы, специально не предупреждают о митинге. Ордену выгодней натравливать христиан и мусульман на кого-то третьего, чтоб они не сцеплялись между собой. Время-то тяжелое у нас тут, планета в изоляции, каждый соседа давит. А ордену только дай повод народ прижать. Да мне самому противно. А что сделаешь...
В какой-то момент Егору показалось, что Нинель сейчас его ударит. Потом ее лицо снова стало почти спокойным. Он узнал этот род спокойствия. Он уже видел его накануне, в том дворе, когда у ног Нинели корчились от боли избитые наемники.
Она протянула полицейскому руку с инфобраслетом.
- Сбрось мне досье своего спеца. Кем твой хакер работает в школе?
- Учительницей рисования...

(продолжение в следующем посте)
Tags: кошачье
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments