Вадим Попов / Ronin Skorokot (ro_nin) wrote,
Вадим Попов / Ronin Skorokot
ro_nin

Categories:

Сладостная советская юность

Лично коснувшиеся темы не отпускают.
В одном из обсуждений советского прошлого дали ссылочку на прекрасную статью о советской массовой молодежной преступности.

В тексте под катом отрывки и ссылки на другие материалы, речь не только о Казани, и не про 90-е, а про 70-80-е годы.

Источник: http://www.stena.ee/blog/kazanskij-fenomen-molodezhnoj-prestupnosti-strashnye-igry-molodyh-dok-film


Казанский феномен молодежной преступности. "Страшные Игры Молодых" (док. фильм)

В конце 80-х — начале 90-х годов в Советском Союзе криминалисты и широкая общественность заговорили о так называемом казанском феномене. Сам термин в криминологии возник еще в конце 70-х годов. Им обозначались враждующие преступные молодежные группировки, объединенные по территориальному принципу, которые впервые появились именно в столице Татарской АССР. И именно в Казани в 1978 году прошел первый, пожалуй, за полстолетие судебный процесс, на котором подсудимые были осуждены по немыслимой для страны «развитого социализма» статье 77 УК СССР — «бандитизм».

Этот факт широко не разглашался (кстати, прессу в зал суда не допустили), но именно тогда и возник термин «казанский феномен». Десять лет спустя подобные банды молодежи, делившиеся на районы, возникли чуть ли не в каждом городе Советского Союза, но никто не забыл, что пионерами в этом виде «самоорганизации» подростков были казанцы. Тем более, что они и не собирались сдавать позиции, и Казань стала пользоваться репутацией одного из крупнейших криминальных центров СССР, а позже России. Только повзрослевшие подростки уже «делили не асфальт», а сферы влияния в рэкете, наркобизнесе и контроле над проституцией, и не только в Казани. Казанские ОПГ уже в начале 90-х годов завоевывают рынки Москвы и Петербурга, хотя их главной базой, откуда черпались людские и материальные ресурсы, продолжает оставаться столица Татарстана.

Трудные дети

История организованной преступности в Татарии — одна из древнейших на территории бывшего СССР. Ее корни тянутся еще с далеких 70-х годов, когда на всю Казань прогремело беспрецедентное дело о легендарной молодежной банде «Тяп-ляп», в которую входили представители юного поколения жителей микрорайона завода «Теплоконтроль».

Этот жилмассив появился в начале 60-х годов и заселялся молодыми семьями рабочих, в которых дети были приблизительно одного возраста. Подростки из Теплоконтроля были просто вынуждены объединяться, потому что поначалу они были часто биты другими районными группировками. Таких тогда в Казани существовала уже масса — на улицах Павлюхина, Тукаевской, Меховщиков, К. Якуба, Ш. Камала (так называемая Ново-Татарская слобода), в поселках Калиновка и Борисково, в микрорайоне Жилплощадка. Кстати, многие из этих молодежных группировок позже превратились в мощные ОПГ. Социологи, изучавшие проблему образования преступных молодежных группировок, объясняют «казанский феномен» тем, что столица Татарской АССР сильно отставала в организации социальной инфраструктуры, рассчитанной на обслуживание подростков. К примеру, на микрорайон, где проживали 150 тысяч человек, приходился один кинотеатр на 200 посадочных мест. На рубеже 70-х — 80-х годов республика стала регионом с невиданными ранее масштабами возведения крупных промышленных объектов («Атоммаш», «КамАЗ», «Химмаш»), и все средства из Москвы и республиканского бюджета направлялись главным образом на развитие социальной сферы новых городов. Казань в этот список не попадала.

Отсутствие развлечений и вражда с другими группировками, естественно, ориентировала молодежь из Теплоконтроля на занятие спортом. Как и другие банды Казани, они обустраивают в подвалах своих многоэтажек спортзалы (первый такой зал появился в 1970 году), где занимаются боксом и «качаются». Время от времени совершаются вылазки в соседние районы, и там устраиваются массовые побоища с применением заточек, велосипедных цепей и монтировок. К середине 70-х годов «тяпляповские» уже считались одной из сильнейших группировок, которая наводила ужас на весь город. Очевидцы вспоминают шокирующий для того времени факт, когда группа «тяпляповцев» на автобусах приехала на танцы во Дворец культуры имени Урицкого, ворвалась в зал и начала избивать всех присутствующих. Милиция подоспела лишь к концу драки, и автобусы с «тяпляповцами» в ее сопровождении были отправлены восвояси, но никто из хулиганов наказания не понес.

Война по-взрослому

Подобное хулиганство было не единственным делом «тяпляповской» молодежи. Вскоре они начинают заниматься вымогательствами и грабежами. В банде появляется воровской общак. Такой переход от «самоутвердительных» побоищ с другими районами к чисто криминальной деятельности не случаен. Катализатором этого процесса выступил некий ранее судимый авторитет Сергей Антипов (Антип). После очередной отсидки он поселился в районе Теплоконтроль, подчинил своему влиянию подростковую банду и стал ее лидером, хотя позже на суде главенствующую роль приписали 25-летнему Джавдату Хантемирову.

В конце 70-х годов «тяпляповская» банда сильно окрепла и насчитывала уже до 200 членов. В это время она совершает ряд тяжелых преступлений: в октябре 1977 года были две попытки убить приемщика посуды Гришина, «чтобы не стучал» в милицию; в феврале 1978 года шестеро «тяпляповцев» забили до смерти по каким-то причинам неугодного им гражданина Даньшина; в июле 1978 года в деревне Старое Победилово банда устроила грандиозное побоище с местными — в итоге: двое пострадавших с ножевыми ранениями, один человек застрелен. На все эти «проказы» местная милиция закрывала глаза, поскольку совладать с разгулом молодежного бандитизма не могла, а статистику портить не хотела. Кстати, впоследствии за это со своего поста был снят руководитель милиции Татарской АССР С. Япеев, который до этого бессменно возглавлял татарских правоохранителей на протяжении 24 лет.

«Тяпляповцы» настолько поверили в свою безнаказанность, что решили устроить грандиозную акцию устрашения в Ново-Татарской слободе для группировки, с которой они враждовали долгое время. 31 августа 1978 года три группы «тяпляповцев» продефилировали по улицам Приволжского района, избивая каждого встречного и круша все на своем пути. Несколько десятков прохожих были побиты металлическими прутьями, из огнестрельного оружия обстреливался автотранспорт, в частности микроавтобус с милиционерами, пулей из пистолета была ранена 20-летняя девушка, которая осталась инвалидом, а 74-летний пенсионер Закиров застрелен возле своего дома. Все пострадавшие были просто случайными прохожими, и жертв могло быть гораздо больше, но, к счастью, не взорвалась граната, которую бросил некто Тазетдинов. В ходе акции пострадали и сами «тяпляповцы» — случайные ранения от своих получили четверо человек, один, по фамилии Музафаров, скончался в больнице. Такую бойню милиция уже не могла проигнорировать, и на скамье подсудимых оказались 28 человек. Из них самому старшему было 26 лет, семеро — несовершеннолетние. Большинство подсудимых уже имели практику «малолетки». После долгих согласований с Москвой закрытый суд вынес суровые приговоры — четверых расстрелять, остальным — от 10 до 15 лет лишения свободы. После апелляции двоих из приговоренных к высшей мере наказания помиловали. Расстрелян был формальный лидер «Тяп-ляпа» Джавдад Хантемиров, а вот «серый кардинал» Сергей Антипов отделался долгой отсидкой.

После этого резонансного для Казани процесса потрепанная «тяпляповская» группировка хоть и поутихла, но не прекратила своего существования. Она заняла рядовое место среди десятка подобных формирований столицы Татарстана.

Эпоха Ренессанса

Второе дыхание у молодежных группировок Казани открылось во второй половине 80-х годов. В это время гопники из Татарстана не только выясняют отношения между собой на родине, но и совершают частые вояжи в Москву и даже Ленинград. Там они занимаются в основном мелким грабежом «зажравшихся» столичных сограждан. В конце 80-х подростковые банды взрослеют и начинают переходить к серьезному криминалу: вымогательству у цеховиков и кооператоров в обмен на крышу, контролируют наркоторговлю и проституцию. В столице Татарстана складываются мощные ОПГ — «Жилплощадка», «Первые Горки», «Борисковская», «Кировско-Тукаевская», «Хади Такташ» и многие другие.

Поделив между собой Казань, с начала 90-х годов татарстанские преступные сообщества распространяют свое влияние на Москву и Петербург. В Белокаменной тогда действовали три казанские бригады, а в Северной Пальмире — 4 татарские группировки. Последние долгое время воевали со знаменитой тамбовской ОПГ и в результате пришли к соглашению с «тамбовцами» о разделе сфер влияния.

Возродилась в Казани и легендарная группировка «Теплоконтроль», хотя и не во всем своем былом величии. Кстати, в начале 90-х годов на свободу вышел ее бывший лидер Сергей Антипов, но в Казань он не вернулся и предпочел поселиться в Москве. Стал ли он снова во главе «тяпляповцев», неизвестно, скорее всего, он попытался это сделать, но, вероятно, место было уже занято. За свои амбиции Антип поплатился головой — в середине 90-х его застрелили в Москве. По последним сведениям, преступное сообщество «Теплоконтроль» возглавляет некто Сергей Леонидович Скрябин, который, кроме «бизнеса» в Казани, контролирует СП «Хадтон» (г. Измайлово) и СТОА «Автоваз» (г. Балашиха) в Подмосковье. В сравнении с прошлыми «подвигами» «тяпляповцев» это довольно скромные достижения для современной криминальной эры, но в истории российской криминалистики ОПГ «Теплоконтроль» навсегда останется первым и самым ярким проявлением «казанского феномена».
Источник

Читаем у Лимонова в его повести "Подросток Савенко":
"Чaс спустя бaндa, обросшaя еще множеством ребят, вaлит по Ворошиловскому проспекту. Тюренцы возврaщaются домой от "Победы". Тузик уже жутко пьян. Он идет, опирaясь нa Дымкa и Эди-бэби, и время от времени вдруг орет: "Неужели я никого не убью сегодня!" И тяжело зaвисaет нa двух мaлолеткaх. Знaменитый штык его у него под белой рубaхой и пиджaком, зa поясом. "Кaк он не нaколется нa штык брюхом? - порaжaется Эди. - Привычкa, нaверное".
Зaслышaв впереди гул, и грохот, и шум, создaвaемый бaндой (некоторые пaрни от избыткa молодецкой силы отрывaют от зaборов доски, швыряют булыжники в кaбыздохов или в легкомысленно не зaкрытые стaвнями окнa), случaйные прохожие, очевидно, прячутся, спешно сворaчивaют, может быть, в ведущие прочь с Ворошиловского проспектa мaленькие переулки. Во всяком случaе, покa ребятa еще никого не встретили."

Дальше жуткая сцена изнасилования и убийства:
"Мужик лежит нa животе, однa его рукa неестественно зaломленa под живот, другой руки совсем не видно. Пaльто его уже не бежевого, но темно-грязного цветa, очевидно, пропитaлось кровью. Лицa его не видно, вместо же ухa и щеки - грязное и кровaвое месиво. Мужик не двигaется.
- По-моему, - шепотом и озирaясь, говорит Эди Сaшкa Тищенко, с гитaрой нa спине aбсурдно выглядящий в этой ситуaции, - Тузик все-тaки сaдaнул его в живот штыком. Зaмочил, нaверное…
Помолчaв, Сaшкa продолжaет:
- Его уж очень долго били… зa нож. Нож у него был. Он Вaльке Фитилю руку порезaл, ну, ребятa и озверели. Цепями били и штaкетником. Кaждый по рaзу приложился - много ли нaдо…
Опять помолчaв, Сaшкa вздыхaет и говорит, ни к кому не обрaщaясь, может быть сaм себе:
- Свaливaть нужно… Покa мусорa не появились. Точно мертвый - не движется, - подытоживaет он и выключaет фонaрь. - Не повезло человеку…"

Э. Лимонов, конечно, писатель, любит приукрашивать и преувеличивать, но мнение очевидцев тех времен - такое могло вполне произойти на окраине промышленного города Харькова.

В Москве тоже порядки были жесткие.
http://bg.ru/blogs/posts/6714/
"Академический район сейчас считается одним из самых безопасных в Москве, но буквально еще 30–40 лет назад его раздирали настоящие междоусобицы. Улицы шли на улицы, но очагом противоречий стала маленькая улица Ферсмана.
Надо сказать, что различные потасовки между молодежью происходили тогда на районе постоянно. Главным катализатором этого были бараки, которые тогда заполняли почти весь район: больше всего их было на улице Ивана Бабушкина, просто целые трущобы с неблагополучными семьями, на Вавилова, Губкина и немного на Ферсмана. Улица Ферсмана была, пожалуй, самой малонаселенной, но у этой шпаны было неоспоримое преимущество перед остальными: их улица выходила прямо к оврагу, который разделял весь район как бы на две части, и он тянулся от нынешнего проспекта 60-летия Октября аж до больницы №64. Овраг этот был местом сборищ и драк: здесь удобно было устраивать разборки потому, что вокруг плотно росла растительность и в любой момент можно было скрыться от милиции, перепрыгнув через него, — машина уже не проедет. Ночью в этих местах лучше было не появляться — вероятность того, что с тобой что-нибудь случится, была практически стопроцентной.
И вот у оврага должны были сойтись две армии. Армия улицы Ферсмана была заведомо меньше той, что могла выставить улица Ивана Бабушкина.
Вечером мы услышали вой сирен. Это была милиция. И скорая, потому что несколько человек с Ивана Бабушкина погибло: кто-то принес нож, кто-то еще что-то — и кончилось все трагически. Менты ходили по подъездам и пытались узнать, кто зачинщик этой драки, в итоге несколько человек из иван-бабушкинских закрыли. "

Могли напасть и на милицию.
http://www.litmir.net/br/?b=33502&p=6
"– Менты! – кричит кто-то. Визжит сирена.
– Все, мир! «Стелим» ментов! – кричит Обезьяна.
– Хорошо, ладно! – говорит высокий здоровый пацан-«ленинец», их «основа».
Менты выскакивают из «бобика». Один орет:
– Ну-ка, быстро разойтись, что такое?
– Сзади заходите! Окружаем ментов! – кричит Обезьяна.
К «бобику» со всех сторон бегут пацаны. Мент тянется к кобуре, потом убирает руку и лезет обратно в машину. За дверь уже схватились, не давая ему ее закрыть.
– Заводи, е* твою мать! – кричит мент. – А ты вызывай подкрепление!

«Бобик» заводится, но ехать некуда – со всех сторон машину окружает толпа пацанов. «Ленинцы» перемешались в ней с нашими – «рабочими».
– Бей им окна, [цензура], – орет Обезьяна.
– Я тебе разобью счас. Ху**ь по толпе, дави их на х**! – говорит мент водиле.
«Бобик» трогается. Несколько человек выскакивают прямо из-под колес. Со всех сторон по машине молотят кулаками и ногами, стекло в боковой двери разбивается.
– Вам пиз**ц! – кричит мент. Мы хохочем. Машина вырывается из толпы, несколько человек бегут за ней."

Ничего не напоминает? Драка возле общежития уроженцев с Кавказа с полицией...

Современные детки хамят учителям на уроках, а раньше могли и избить директора:
http://www.litmir.net/br/?b=33502&p=6
"Мы курим на крыльце школы, прямо под окнами директорского кабинета. Выскакивает Гнус – директор. Все успеваем затушить сигареты, кроме Вэка. Он особо и не торопится.
– А ну-ка пошли со мной, – говорит ему Гнус.
Вэк нагло улыбается, делает затяжку и бросает бычок под ноги.
– А ну-ка подбери.
Вэк медленно, как старый дед, нагибается и берет бычок двумя пальцами.
– Теперь положи в урну – и со мной.
Вэк возвращается минут через пятнадцать. Мы все это время ждем за углом.
– Ну, что?
– Ничего. Гнус совсем оборзел. Надо ему ебальник разрисовать.
– Что, [цензура]л тебя? – спрашивает Бык.
– Да.
– По морде?
– По морде и в живот. Потом вытащил ключи и начал сюда совать, типа мучить, – он показывает пальцами под подбородком.
– Ему самому так делали, наверное, – говорю я. – Он же в интернате учился.
– Откуда ты знаешь?
– Так, кто-то говорил.
Я не хочу говорить, что про это мне рассказала мама.
– Ну, что? От[цензура]м Гнуса, – Вэк смотрит на всех так, как будто все соссали и только один он смелый.
– А если ментам сдаст? – спрашивает Бык.
– А как он узнает, кто? Мы вечером, когда темно. И переоденемся, чтобы не узнал. Накинем мешок на голову, насуем и съебемся.
* * *
Вечером Гнус – в шубе из искусственного меха, черной кроличьей шапке и с обшарпанным дипломатом – идет от школы к остановке. Мы втроем – я, Вэк и Бык – выскакиваем из-за деревьев и сбиваем Гнуса с ног. Дипломат отлетает метров на пять. У всех у нас шапки натянуты до подбородка, чтобы не было видно лиц. Я надеваю Гнусу на голову мешок, и мы втроем начинаем пинать его ногами, стараясь попасть по морде, по яйцам или в живот.
– А-а-а! Помогите! Милиция! – орет Гнус.
Народу вокруг нету, но все равно надо уходить. Я дергаю Быка за рукав – мы договорились не разговаривать, чтобы Гнус не узнал по голосам. Бык толкает Вэка, и мы отваливаем."

Шпана действовала дерзко и нагло средь бела дня, не боясь милиции.
http://artofwar.ru/c/cehanowich_b_g/text_0220.shtml
"Пребывание на вокзале до посадки в поезд, было единственным неприятным моментом моего пути в армию. Мы были наслышаны, что когда с вокзала отправляют партии призывников, туда собираются вся шпана и хулиганьё города и банально грабят: отбирают хорошие вещи и деньги. Если Соликамских призывников не трогали, так как они были окружены родственниками и друзьями, то основной удар приходил на призывников с Чердынского и Красновишерского районов. Милиция предпринимала все усилия взять всё под свой контроль, усиливалась на этот момент дополнительными силами, вызывался дежурный взвод внутренних войск, но всё было бесполезно и все усилия милиции сводились не допустить банальной мокрухи и крупных драк.

Майор Прокофьев сунул нас в угол зала ожидания, назначил меня старшим и умчался оформлять билеты на команду, а нас сразу же попытались зажать до десятка наглых шакалов. К чести призывников Чердынского района, никто не спасовал: пару особо "бурых" хорошо получили по морде и те изменили тактику. Рано или поздно придётся выходить в туалет на улицу и там они постараются нас по одиночке и окучить. Но и здесь им не повезло - парни терпели до самого отхода поезда, лишь я и ещё один из наших решили рискануть и прорваться к туалету. Первую попытку зажать нас сделали в предбаннике выхода на перрон, действовал противник вяло, поэтому мы легко прорвались на перрон. Вторую попытку предприняли у туалета, когда мы входили и тут пришлось немного подраться и, опять удачно отбившись, мы без потерь и ущерба вернулись к своим.

Через сорок минут всё повторилось в Березниках, где в третий вагон грузили березниковских призывников. Их то посадили, но соликамские, догнавшие за сорок минут движения, своих оставшихся провожающих, пьяной толпой вырвались на перрон вокзала и сразу же сцепились с местной шпаной. Мигом организовалась грандиозная свалка, куда втянулись и провожающие. Причём дрались ни стенка на стенку, а каждый сам за себя. Но здесь хорошо сработали березниковские милиционеры, которые быстро разрезали толпу дерущихся. В течении нескольких минут безошибочно разобрались и тех кто уезжал, жёстко загоняли в вагоны, а тем кто оставался повезло меньше. Им крутили руки и закидывали в воронки. И звуки бессмертной "славянки" опять покрыли картинку, кусочек провинциальной жизни."

Характерна банда "Тяп-ляп" г.Казани:
http://www.alvagor.ru/k/111.html
"Теперь обратимся к тем связанным с казанскими убийствами фактам, которым пресса либо не уделила достаточного внимания, либо вообще их не коснулась. Ранней весной 1973 года из района казанской суконной фабрики в район завода «Теплокоптроль», издавна прозываемый в городе «Тяп-Ляп», переехал 24-летиий бывший уголовник и бывший боксер Сергей Антипов. Его избили: чужак. Сергей привел с «суконки» «своих» и жестоко искалечил избивших. Так началась трагедия. Десятки мощнейших подростковых группировок созданы, безусловно, по образцу «Тяп-Ляпа». Что это значит?
Рассмотрим особенности главаря «Тяп-Ляпа» и специфику его преступного почерка.
Из протокола допроса Рената Хабибулина по прозвищу Манты (судим за разбой): «...Антипов не пил, не курил, был человек очень волевой, если ставит цель — достигает. Не терпит никаких возражений, вспыльчив — сразу бьет. Имел сильный удар. Собрал мощную группировку. У него все было построено железно, чуть что — вырубал человека. Его боялись. Организовал спортзал и начал тренировать тех, кто заведомо физически слабее его. Позже эти люди стали лидерами подчиненных ему, так сказать, дочерних группировок: Богомолов, Степин, Данынин, Захаров, Сайфутдинов. Клички: Чаян, Монах, Колесо, Никанор, Касим».
Антипов с ядром группировки обложил данью окрестных приемщиков стеклотары и мясников. Есть мнение, что на добытые деньги Антипов завязал прочные связи в районном отделении внутренних дел. Собственно, его дерзость стала расти: при помощи умельца по кличке Лопата главарь вооружил группировку самодельными обрезами, гранатами, металлической арматурой и ножами. В дни получки на заводе «Теплоконтроль», вооруженные, рассыпавшись цепью, они встречали рабочих и отнимали у них деньги. Разбой дополнялся рэкетом."

Отнимали зарплату даже у рабочих!

http://www.mzk1.ru/2010/04/221/
"Первыми жертвами стали те, кто осмеливались заявлять в милицию о проделках участников банды. Но причины для убийства были необязательны: жертвой мог стать любой случайный прохожий. Однажды шестеро бандитов шли к Джавдату домой, но по пути им попался молодой паренек. Тяпляповцы спросили покурить, парень дал им сигарету, и тут же был забит до смерти — среди бела дня. И все это до поры до времени сходило им с рук.
Как таковой цели у банды не было. Участники Тяп Ляп просто избивали, забивали насмерть, калечили людей. Всегда действовали толпой. Иногда забирали у жертв своих преступлений ценности. Также любили устраивать побоища в местах большого скопления людей. Один раз они забрали 4 автобуса из местного АТП, уместились в них, и подъехали к Дворцу культуры имени Урицкого, где шла дискотека. Оставив на выходе человек 30, остальная часть банды с железными прутьями ворвалась в зал, где и и шли танцы. Тяп Ляповцы стали избивать всех подряд. Подростки, присутствующие на дискотеке попытались как-то обороняться от нападения. Но мощные железные прутья рассекали кожу, ломали кости. Кто-то успевал выскочить из здания, где происходило побоище, но на выходе натыкались на остальных членов Тяп Ляп, и также были подверженны жутким побоям. Когда все участники дискотеки были избиты, приехала милиция, которая просто забрала автобусы, и сопровождала их до гаража АТП. Никого даже не пытались поймать."
Из материалов уголовного дела:
«31 августа 1978 года в 20.30 группа хулиганствующей молодёжи, вооружённых огнестрельным оружием (обрезами) и металлическими прутами, в масках двинулась от Речного вокала по улицам Новотатарской слободы. Банда рассредоточилась по обеим сторонам улиц с целью забивать и стрелять в граждан. В результате беспорядочной стрельбы были ранены 10 человек, в том числе двое сотрудников милиции, пытавшихся остановить толпу, один человек – убит».


Из воспоминаний одного из жителя Казани: Приехал я туда, когда мне было лет 10, а до этого успел пожить в разных городах СССР. От Казахстана до Владивостока. Потом была учеба, потом в седьмом классе уехал во Владивосток, в восьмом вернулся. Казань не узнал за два года.

Какие-то банды, группировки, и пароль, который всегда спрашивала групка молодых лбов у тебя: "Откуда?", а затем "С кем мотаешься?". Я жыл в таком районе, который назывался 56 квАртал (ударение на первый слог-казанский диалект). У него были враги, Мебелька-соседний район через дорогу, где единственное что отличало этот район от нашего-наличие мебельного магазина. Еще были враги-Ботинки, район через трамвайную линию, где примечательностью был магазин обуви. Еще кварталА (37,38,39), туда ходил 26 автобус. Были и друзья-Чайники, Жилка (очень дальний район около завода Оргсинтез), Суконка, Хади-Такташевские, Тяп-Ляп и Савинка.

В общем, когда тебя спрашивали "Откуда", и если ты не попадал в тему, то реально мог попасть в реанимацию. Обычно били даже лежачего до той степени пока двигался.

Мог отговориться и сказать "Не приделах", то есть чушпан (чувак, который не "мотается" с другими чуваками). Были еще градации-чухан-по нынешнему это "ботаник" и "мареха"-зачморенное, закноканный человек. Были еще девчонки "настоящих пацанов"-матрешки, которые ждали своих парней после тюрьмы-малолетки. Некоторые вышивали на платье или выкалывали себе на руке "LVI".

Зимой бандиты имели свою униформу. Наш 56-й одевал синие шапки-помпоны, такие же, но красные одевали "друзья" - чайники или жылка. У врагов помпоны были другого цвета или просто "пидарки" без помпонов. За "неправильную" шапку могли просто отметелить.

Самое интересное, я хорошо учился, был чушпаном (то есть не "мотался") и считал, что такая ситуация нормальная. Потом были разговоры, типа приехал из Владика, кончай отдыхать и все такое. К лету подтянулся, решил стать "крутым". Крутизна заключалась вот в чем: Врагов необходимо каждый день мочить и убивать, почему, хрен знает, наверное потому что враги. Мы им делали "Добрый вечер"-собирались человек 10 с арматурой, перебегали на другую сторону дороги и метелили ровестников этой арматурой.

Пробить голову арматурой называлось "сделать копилку", на моем счету нет удачных копилок, а вот у меня на голове и моего друга есть. Только мебельские (или еще кто-то) сделали ему такую же операцию, только она называлась "Доброе утро".

Потом был пляж на реке Казанке, махач с врагами, тех кто пришел на этот пляж не с того района. Были две драки район-на-район. В роще собрались человек 200 наших и столько же ботинков. Мы их погнали. Но я никого не ударил, но ноги все равно тряслись, перед "переговорами" стоял и думал, как бы убежать и не получить удар ножем в печень. Ну вроде пронесло.
Потом появилась собака-Сара, а к власти в стране пришел Горбачев. Был 1985 год и мне 16 лет. Первый секс, общаги, девочки. Но вся эта байда продолжалась.

Учился я в Техникуме Связи. Район назывался Кубой. В общем меня отметелили однажды прямо на трамвайной остановке посреди равнодушной толпы (фигня, сам такое же делал).

Банды делились по возрасту-супера (не знаю почему так), молодые(16-17 лет), армейцы или старшие (18-22 года). Собирали деньги на "грев" (я думал сначала греф). Куда они шли не знаю.

Меня и не только меня всегда интересовала, как работает эта организация, кто ее финансирует, кто ею руководит. Каких только предположений не выдвигалось, и ЦРУ и КГБ (в последнее возможно поверю). Были сборы, на которые могли прийти 200-300 молодых бойцов с ножами и арматурой. Это ведь настоящая армия, со своим порядком-курить молодым и пить спиртное было нельзя, за это били страшно, про наркоту даже не слышали в те времена. Кто не приходит на сборы, того тоже могли отметелить. В общем дисциплина была жесткая.

С началом перестройки все это как-то начинало исчезать, познакомился с девченкой с 39 квартала (вражеская территория). Спокойно ездил, меня никто не трогал, я был попросту неинтересен молодым людям. Я мог просто подойти к толпе молодых около какого-нибудь дома и попросить прикурить или сигарету. Все, все это исчезло, будто бы попросту уничтожили организаторов. В газетах об этом писали как о "Казанском феномене", сняли фильм "Жестокие игры молодых", показывали по телевидению и не скрывали этого явления.

Но оно исчезло с изменением экономической ситуации. Зачем ломать кому-то голову, если можно попросту заработать.
Те, с кем я "бегал", сейчас ведут разную жизнь, один стал ОЧЕНЬ крутым бизнесменом, другой спился, третий вообще умер. Но все же ответ на свой вопрос я так и не получил. Кто это организовывал. КГБ для отвлечения молодежи от реальных проблем? Урки с зон, но я не поверю в такие организаторские способности урок, да и просто ЗАЧЕМ. Ну сдавали каждый месяц по 3-5 рублей, 5000 руб с квартала, ведь это мелочь по сравнении с тем, какие деньги крутятся сейчас.
Источник: http://moemnenie.org/showthread.php?t=2735

"Страшные Игры Молодых" (док. фильм)

Фильм О Казанских Группировках Конца 80-ых.
Творческий тандем Николая Морозова и Роберта Хисамова заявил о себе в конце восьмидесятых. Их фильмы о казанских подростковых группировках взбудоражили страну. Кадры из них шокируют и теперь. Вот тщедушные наголо обритые подростки в олимпийках буквально затоптали своего сверстника. Потому что с другой улицы. На потемневшем от побоев теле подростка нет живого места. А раненые участники уличной драки, которым накладывают швы хирурги, кричат: "Я буду убивать!".

P.S. Фильм периодически исчезает и снова заливается на ютуб, так что если что просто вбивайте название фильма в ютубовский поисковик и непременно его найдете.


Tags: история, психология, страна победившего сюрреализма
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments