Вадим Попов / Ronin Skorokot (ro_nin) wrote,
Вадим Попов / Ronin Skorokot
ro_nin

Categories:
  • Music:

Быков о сверхчеловеке и русской литературе

«Если мы не вернемся к проблеме сверхчеловека, если мы дальше будем считать венцом творения обывателя, который в трепаных трениках сидит перед телевизором и радуется, что у него есть завтрашний день, мы просто сгнием. Человечество как велосипед: если оно не движется, оно падает. Поэтому идеи идеализма, идеи жизни для других, сверхчеловеческих устремлений, формирования из себя чего-то... К сожалению, мы от этого никуда не уйдем. Вот, почему нам нужна новая концепция русской литературы».



О.ЖУРАВЛЕВА: А можно выстроить такую цепочку, вот, всю историю страны, может быть, с XIX века, чтобы человек имел, действительно, реальное представление, чтобы у него не было провалов? Потому что мне кажется, что...

Д.БЫКОВ: Оля, вы задали самый страшный вопрос.

М.УСПЕНСКИЙ: К сожалению, XIX век ушел от нас слишком далеко.

Д.БЫКОВ: Нет, я так не думаю.

О.ЖУРАВЛЕВА: Я просто боюсь, что XX-й ушел слишком далеко от детей.

Д.БЫКОВ: Нет, я объясню, в чем дело. Я страшную вещь скажу, да, потом надолго заткнусь. Вся русская литература, понимаете, нанизана на проблему сверхчеловека. Это то, что придет за человеком следом, новый эволюционный этап. Конечно, это не Онегин. Онегин – просто ничтожество, и Пушкин это понимал. Это Печорин, это Рахметов, Базаров, в огромной степени Раскольников и Ставрогин, в огромной степени это, безусловно, фон Корин чеховский и Долохов толстовский, которого часто выключают из этой цепочки, а он – прямой ответ на это все. Это проблема сверхчеловека. И советская литература тоже нанизана на это. Саня Григорьев, идеально гармоничные люди Ефремова...

О.ЖУРАВЛЕВА: Сначала Тимур с командой, а потом...

Д.БЫКОВ: Тимур, не случайно так названный (первоначально, кстати, Дункан). Румата Эсторский. Проблема человека будущего, понимаете? Что это будет за человек? По каким направлениям пойдет эта сверхчеловечность? Ведь, это не фашистский термин, это фашисты присвоили его (унтерменши, да?). На самом-то деле, мы прекрасно понимаем, что сверхчеловек – это человек высочайшей степени, тот, в ком человечность присутствует в невероятных степенях. И не будем закрывать глаза на то, что советский проект был осуществлением русской утопии. Это Рахметовы были, это были люди, которые... Давайте посмотрим на героев Трифонова, на героев Петрушевской, на героев всех комиссарских детей. Это дети, которые выросли в этих семьях, и они воплощали собой это будущее. И поколение этих детей комиссарских создало нам великую культуру 60-х – 70-х годов.

Если мы не вернемся к проблеме сверхчеловека, если мы дальше будем считать венцом творения обывателя, который в трепаных трениках сидит перед телевизором и радуется, что у него есть завтрашний день, мы просто сгнием. Человечество как велосипед: если оно не движется, оно падает. Поэтому идеи идеализма, идеи жизни для других, сверхчеловеческих устремлений, формирования из себя чего-то... К сожалению, мы от этого никуда не уйдем. Вот, почему нам нужна новая концепция русской литературы.



Д.БЫКОВ: Ну, надо учиться, понимаете? Вообще, вот, горько мне это говорить, но русской литературе надо заново учиться держать читательское внимание. Братья Стругацкие в 1972 году как-то сумели написать «Пикник на обочине», который глотается... Вот это очень страшная книга, да? Значит, надо учиться писать как Стругацкие. Монтировать эпизоды, убирать описания, делать точный диалог, придумывать страшное.

Целиком беседа тут: http://echo.msk.ru/programs/personalno/913006-echo/
Tags: идеализм, книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments