March 19th, 2020

With pipe

О Лимонове

Человек показал, как можно выстроить свою жизнь на силе воли, если не останавливаться.
Мог быть и дальше быть вполне состоявшимся писателем и французским гражданином. Никто б не осудил. Но – вернулся в Россию, стал политиком и расплачивался за это, ездил на войны и говорил о них.
Книги его разные. Когда-то «…Эдичка» был взрывом правды о жизни на Западе, на фоне постперестроечных иллюзий в начале девяностых. Взрывом правды, на фоне которого не все разглядели убедительный трагизм фигуры главного героя, растерзанного любовью.
Дальнейшие автобиографические вещи на мой личный взгляд неоднородны – яркую «Укрощение тигра в Париже» и позднюю хроникальную «В Сырах» трудно поставить рядом.
Мне больше нравились его произведения о третьих лицах, или как минимум с большим отстранением от лирического героя. Это «Последние дни Супермена» (безумная помесь «Бонни и Клайда» с «Лолитой»), «Смерть современных героев» (извилистое, с криминальной интригой опровержение идей шестидесятых), «Палач» (вывернутая наизнанку история реализации «американской мечты»). И конечно ряд безусловно удачных рассказов: «Американские каникулы», «Смерть рок-звезды», и еще немало, названий которых просто сейчас не вспомню. Там чувствуется рука мастера. Другое дело, что такой своеобразный стиль (a la битники, Берроуз, Миллер) разумеется нравится не всем. Такие приемы как масса физиологии, на мой взгляд, добавляя скандальности/популярности, для многих неизбежно заслоняют талант автора. Хотя и сам я давно большую часть этого всего не перечитывал. Вкусы сильно изменились. Может и разочаруюсь.
Отдельное спасибо – за «Книгу мертвых», своеобразный ликбез для следующих поколений о тех, кто сделал то культурное пространство, в котором они сегодня и обитают. В конце концов, это был наш русский человек, присутствовавший в CBJB когда там начинали Патти Смит, Блонди и прочие, и вообще в музыкальном плане начиналось многое.
…Однажды увидел его на московской улице. Поговорили, пожали руки и разошлись.
Ощущение энергии, исходившее от этого уже немолодого человека с живым пронзительным взглядом, было колоссальное. Л – Личность.