April 18th, 2012

Ronin

Возвращаюсь снова и снова к этому отрывку

Найдено в дружественном журнале.

«Затем он попросил меня посмотреть в окно и рассказать ему, что я увидел. Я сказал, что из этого окна я могу видеть только дуб. «А что на дубе?» — спросил он. Я ответил: «Жёлуди». «Как много желудей?» Когда я ответил, несколько неуверенно, что не знаю, он сказал нетерпеливо: «Не точно, я спросил не это. Предположите, как много!»
Я сказал, что, полагаю, на нём было их несколько тысяч.
Он согласился, а затем спросил меня, сколько желудей станут взрослыми деревьями. Я ответил, что, полагаю, только пять или шесть из них в действительности разовьётся в деревья, не больше.
Он кивнул. «Возможно только один, возможно даже ни одного. Нужно учиться у Природы. Человек это тоже организм. Природа делает много желудей, но возможность стать деревом существует только для немногих желудей.
То же и с человеком, — рождается много людей, но только некоторые прорастают. Люди думают, что остальные теряются, думают, что Природа приходит к концу. Не так. Остальные становятся удобрением, идут назад в Землю и создают возможность для других желудей, других людей, стать большим деревом — реальным человеком.
Природа всегда даёт, — но даёт только возможность. Чтобы стать взрослым дубом, или настоящим человеком, нужно делать усилие. Вы понимаете, это — моя работа, этот Институт не для удобрения. Для реального человека, только. Но нужно также понять, что удобрение необходимо Природе. Возможность для настоящего дерева, настоящего человека, также зависит от этого удобрения».
После долгого молчания он продолжал: «В Западном Мире есть вера, что человек имеет душу, данную Богом. Это не так. Ничего не дано Богом, — только Природа даёт. А Природа даёт только возможность для души, но не даёт душу. Можно приобрести душу через работу. Но, в отличие от дерева, человек имеет много возможностей.
Таким образом, как теперь существует человек, он также имеет возможность вырасти случайно — вырасти неправильным путём. Человек может стать многими вещами — не только удобрением, не только настоящим человеком: может стать тем, что вы называете "хорошим" или "плохим", это не важно для человека в действительности.
Реальный человек не хороший или плохой, — реальный человек это только сознательный, желающий приобрести душу для истинного развития».
(Ф. Питерс, «Детство с Гурджиевым», Гл. 8)