February 9th, 2012

Ronin

Олди о фантастике, чеканно: «с какого момента слово «фантастика» стало ругательным»


– Есть люди, которые с презрением относятся к фантастике. Говорят: «А, фантастика… Я такое не читаю» или «Я прочитал одну книжку, мне не понравилось». Что можно сказать таким людям?
О. Л.: – Когда я такое слышу, то понимаю, что передо мной либо сноб, либо дурак. Если дурак – это безобидно. Сноб – это серьезней. Я всегда спрашиваю: «Скажите, вы действительно «Мастера и Маргариту» Булгакова не читали, и Эренбурга «Трест Д. Е.», и Алексея Толстого «Аэлиту», и Франсуа Рабле?». Он говорит: «Ну, какая же это фантастика!». И мы сразу выясняем, что у человека действует странный метод отбора. Все хорошее он не считает фантастикой. Если взять любое направление в литературе, забрать все хорошее, которого 10% везде, то оставшиеся 90 процентов будут полной ерундой. Самый простой пример: в начале прошлого века была такая писательница – Лидия Чарская. Ее не вспомнит, наверное, никто, кроме специалистов. А на тот момент она была в двадцать раз популярнее Жюля Верна.
Д. Г.: – А также популярнее Чехова, Толстого и Бунина, вместе взятых.
О. Л.: – Кто вспомнит Чарскую через век? Никто. Зато Толстого, Чехова, Бунина и Жюль Верна помнят все. Пройдет пятьдесят лет, и то, о чем сноб говорил «полная лабуда», станет классикой литературы.
Д. Г.: – В фантастике, как и в любом другом направлении литературы, есть много плохо написанных книг. Если человек наугад решит ознакомиться с фантастикой, то, не зная достойных произведений, он «методом тыка» возьмет одну-две книги разных авторов. И велика вероятность, что натолкнется на ерунду.
О. Л.: – В свое время мы провели расследование, выяснили, с какого момента слово «фантастика» стало ругательным. ХIХ век – к фантастике относятся замечательно. Критик Шале называет Бальзака «чудесным фантастом», а роман «Шагреневая кожа» – «образцом фантастики нового времени». Вальтер Скотт пишет статью о методе фантастического в литературе, где в качестве фантаста приводит Гофмана. Достоевский считает «Пиковую даму» Пушкина идеальной фантастикой того периода.
Д. Г.: – Гоголь гордился тем, что пишет фантастику, и всячески ругал барона Брамбеуса, который подписывал свои произведения как фантастические.
О. Л.: – Дискредитировал фантастику первый Съезд Союза писателей СССР, принявший постановление, в котором говорилось, что фантастика – это литература для детей и юношества, призванная пропагандировать достижения научно-технического прогресса и агитировать молодежь поступать в высшие учебные заведения. После этого ни один нормальный писатель не хотел называться «писателем-фантастом».
Д. Г.: – Это постановление уже давно забыли, но «осадок остался». Тем не менее, Михаил Булгаков не постеснялся на титульном листе «Мастера и Маргариты» написать «фантастический роман».

Интервью целиком тут:
http://oldie.rusf.ru/rec/int045.htm