?

Log in

Loco · Como · Un · Gato · & · Born · To · Run


Лучше я буду свободным, чем правым (с) Размас

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
...поселилась здесь сразу с несколькими целями.

1. Если вы хотите мне что-то сказать, напомнить, узнать у меня etc - пишите это в комменты.
В периоды повышенной занятости чем-либо замечательным, у меня порой не хватает ни времени, ни сил просматривать френдленту. Поэтому, если вы запостили у себя в ЖЖ что-то, с чем по вашему мнению мне непременно нужно ознакомиться - кидайте линк в комменты.

2. У меня стандартный аккаунт, а значит нет статистики и я не вижу вновь пришедших, но если есть желание представиться - то это тоже сюда.

3. Френд-политика расписана в профайле. Комменты в данном посте скринятся.

4. И немного саморекламы :-)
Пишу я о разном.
Например, про про интересные книги.
Или о гендерных отношениях.
Или про интересное мне кино.
А вот, скажем, вызвавший некоторые споры пост о том, как советская средняя школа ковала специфические кадры для «девяностых».
Список тэгов дневника: http://ro-nin.livejournal.com/tag/

Еще я люблю рассказывать истории.
Один из моих романов, мои рассказы и многое другое можно прочитать здесь.

Здесь мои книжки продаются в электронном виде.

А эта история вышла на бумаге.





Долгих дней и приятных ночей!


PS. Глобальная напоминалка себе. Помнить каждый день)
* * *


Неожиданно если и не лучший боевик года, то, во всяком случае, самый добрый боевик года) Несмотря на кровь на стену крупным планом)) Вообще-то фильм называется скорее «Аудитор» или «Бухгалтер», но у нас любят завлекающие народ названия.
Понимая, как род человеческий in mass относятся к не таким как все, отец-военный воспитал аутичного сына-математика настоящим мордоворотом с любовью к рукопашке и стрельбе. А когда сын вырос, то стал заниматься аудиторскими проверками у всяких мафиози. Закономерно рано или поздно у него возникают проблемы и с клиентами, и с ФБР.
Экшн тут гуляет на территории драматичного триллера, поэтому интересно переплетены линия расследования ФБР, линия главгероя и семейная история. Плюс лирическая линия. Плюс спокойный, почти мимоходом и без давления на слёзные железы, разговор об аутизме.
Половину атмосферы создают шутки как в боевиках старой школы, когда умудрялись не скатываться в нутряную серьезность или в «комедийный боевик», а совмещать.
И отличный актерский состав. Никогда не считал Бена Аффлека за большого актера, но тут он просто блистает. Погруженный в себя мускулистый гений аудита, с ничего не выражающим лицом сворачивающий убийце шею посредством пенчак-силат – он был рожден для этой роли))) Анна Кендрик («Мне бы в небо») отвечает за мягкую ненавязчивую лирику, тоже удачно.
Добротная режиссура и хорошая история. Единственный сомнительный момент – один из сценарных ходов (обойдусь без спойлеров), но придираться не хочется.
Когда смотрел – вспоминал «Леона». Созвучное доброе кино.
Буду пересматривать.
Tags:
* * *
П.К., с благодарностью за идею

Это чем-то похоже на «Фарго»:
Двое в «алясках» заходят в бар,
Им сразу становится жарко,
От бокалов с глинтвейном – пар.

Первый гость просто пьет.
Второй, cловно клоун, не снявший грим,
Играет сценку «Надежда»: ждет
Её, но она – c другим.

Второму не станет легче,
Пока продолжаться игре.
Первый в тоске не замечен:
Его истина тонет в вине.

Второй выходит на задний двор.
Бокал покрывается льдом,
Пока затвор в ствол досылает патрон,
Пока первый поймет, что услышит потом.

Он услышит звук,
Подводящий итог игре.
Он услышит негромкий треск
На заднем дворе.

Газетка даёт заметку.
Прихожане приходят проведать мать.
Самоубийц навещают редко.
Город рано ложится спать.
* * *
т.н. «серьезной современной прозой»
Открываю очередной кирпич, автор неизвестен, но в многострадальном отечестве увенчан тысячью и одной литературной премией. Внутри липкий и вязкий как холодная манная каша текст с миллионом необязательных подробностей, полный насекомыми заурядностями и медленным-медленным действием. Я просто вижу, как насмотревшийся артхауса писатель с наслаждением дает «длинный проезд камеры», боясь, что без десятка необязательных деталей читатель не врубится во всю глубину и не ощутит должный градус высокой духовности его замысла.
О, эти бесконечные описания интерьеров и пейзажей. Читатель видимо живет в провинциальном имении, и дальше уездного города N не выезжал в жизни, а синематограф еще не изобретен. Поэтому нужно всё объяснять. Подробно. Еще подробнее! Косплей литературной манеры девятнадцатого века на марше.
Словно и не было Хемингуэя там, и здесь, например Астафьева. Я уж не говорю о Стругацких (знаем-знаем, «фантастика это не литература»))).
Персонажи мучаются сомнениями по любому поводу, делают гадости и страдают. Авторы уверены, что в русской литературе иначе нельзя.
Темы… Темы выбираются самые исхоженные и безопасные, где можно обойтись штампами.
Скажем, сталинский период правления: репрессии это ужасно, но на величие страны всё равно может подспудно намекаться, а главное что люди, конечно глубоко в душе, всё равно очень хорошие, и самое-самое главное – все мы один народ, нехорошо друг на друга обижаться. После «Крутого маршрута» Евгении Гинзбург браться за такие темы без должного мастерства мне кажется достаточно странным.
Или вот период брежневского застоя: оргии номенклатуры, в народе дефицит и скука, зато простой человек живет с пресловутой уверенностью в завтрашнем дне, а в воздухе разлито эдакое манящее ожидание перемен. «Апофигей» Полякова в своё время закрыл эту тему настолько блестяще, что, не умея – лучше не открывать.
Острых тем избегают. Не припомню современной саги о семье врачей, несколько поколений живших на национальной окраине СССР, где в девяностых вдруг выяснилось, что они оккупанты, что с ними произошло дальше, и как приняли тут тех из них, кто успел выбраться живым. Нет-нет, как можно. Это очень неполиткорректная книга получилась бы. Не попадалось мне и современных романов о революции, что легко объяснимо – глядя на то, что творится во время революции, автору неизбежно придется выбирать сторону, а это нехорошо (напоминаю, самое-самое главное – все мы один народ, нехорошо друг на друга обижаться).

Конкретных имен и названий не будет, этого добра в каждом книжном навалом. …Через годик еще раз попробую)))
* * *
* * *
* * *
В пресной программе очень средней школы и лукулловом обилии знаний филологического факультета многие авторы пролетели мимо меня. То есть я их знаю-уважаю, но совершенно с холодным носом. Например, Блок. Я даже по первому изданию «Двенадцать» писал курсовик. (Это был роскошный, с изумительными иллюстрациями фолиант издательства «Алконост», доступ к которому я получал примерно как аккредитацию на мероприятие с первыми лицами государства)) Но по содержанию меня всё это никогда не задевало.
И вдвойне приятно было вдруг услышать нечто цепляющее и не хрестоматийное. Нечто что действительно здорово сделано, современно сформулировано и действительно цепляет. Вот это.

* * *
Я пригвождён к трактирной стойке.
Я пьян давно. Мне всё — равно.
Вон счастие моё — на тройке
В сребристый дым унесено…

Летит на тройке, потонуло
В снегу времён, в дали веков…
И только душу захлестнуло
Сребристой мглой из-под подков…

В глухую темень искры мечет,
От искр всю ночь, всю ночь светло…
Бубенчик под дугой лепечет
О том, что счастие прошло…

И только сбруя золотая
Всю ночь видна… Всю ночь слышна…
А ты, душа… душа глухая…
Пьяным-пьяна… пьяным-пьяна…

26 октября 1908
* * *
* * *
* * *
Сработало. На днях ощутил на себе.
Волевое решение дописывать «шаманскую трилогию» без шансов бумажной публикации продолжения, принципиально «просто для читателей», в конечном итоге сыграло в мою пользу.
Я помню, как пять лет назад 1,5-2 месяца бесконечно редактировал рукопись первой книги, вычищая баги и повторы, отжимая воду и переписывая внезапные корявости. И это несмотря на долгий журналистский стаж, уже начавшие публиковаться в Литприложении «МФ» рассказы и т.п. Всё-таки большой текст требует прокачивания каких-то других «мозговых мышц» ;-)
Сейчас, в процессе редактирования третьей книжки, я неожиданно осознал прогресс. Конечно, редактура нужна. Но работа уже на 90% идет над сюжетом, стилем, темпоритмом. Это уже другой виток спирали. (Словно в шестнадцать лет, проходив всё лето в качалку «для трудных подростков» вдруг смотришься в зеркало и видишь просто другого человека))
Так что да, подтверждаю, правило 10 тысяч часов практики – работает.
* * *
* * *
* * *

Previous